Куритиба-город потерянных идей

Место для жизни, а не для наживы. Без пробок и мусора. Автобус подходит через минуту, а идти до ближайшего парка еще меньше. Возможно ли это? Сорок лет назад такое чудо создал бразильский архитектор, ставший мэром Куритибы. «Вокруг света» выяснил, легко ли городу быть идеальным

Веселые разноцветные домики, дорожки, мощенные черно-белыми камушками, как в Португалии, — первое, что я увидела, приехав в столицу штата Парана. На второй взгляд домики оказались обветшалыми, мостовые — пыльными. «Вы опоздали лет на пятнадцать», — сообщил мне прохожий на улице. У этого мужчины я всего лишь спросила, как пройти в исторический центр, а услышала в ответ лекцию, почему в восемь утра на Ларгу-да-Орден небезопасно: по центру еще бродят воры и бездомные. «Вы, наверное, будете разочарованы, — сказал он, — туристы думают, что в Куритибе совсем нет преступности. Я тоже когда-то рассчитывал найти здесь идеальный город…»

Отложив знакомство с колониальной архитектурой, я двинулась в сторону автобусной остановки — уже несколько десятков лет Куритибу узнают на фотографиях по этим необычным стеклянным трубам. Остановка, как и другие, позже попадавшиеся на глаза, выглядела не столь блестяще, как в туристических буклетах, но формы и правда была удивительной.

Пожилая женщина на входе возле турникета посоветовала доехать до ботанического сада — три остановки и всего полтора реала за проезд. Я вошла на железную платформу внутрь трубы, отметив, что затемненные стеклянные стены «аквариума» спасают пассажиров не только от дождя, но и от солнца. Над дверями, через которые производится посадка, увидела линию маршрута с отмеченным на ней пунктом «вы здесь». Вскоре автобус подъехал, с грохотом «выкинул» деревянный трап, подхватил меня и еще парочку пассажиров и бодро отправился в путь.

ДОРОЖНОЕ НАСЛЕДИЕ
Система общественного транспорта в Куритибе хороша и проста: для скоростных автобусов выделены проспекты с двусторонним движением. Проезд пассажиры оплачивают при входе на остановку, поэтому посадка в автобус происходит быстро, да и водитель не отвлекается. Существуют и «аквариумы» с пересадками на другие линии.

Проектированием такой системы начал заниматься еще в 1965 году Институт исследований и планирования городской среды — IPPUC (Instituto de Pesquisa e Planejamento Urbano de Curitiba), созданный при участии молодого архитектора-урбаниста Жайми Лернера. До него тактика градостроителей сводилась к делению города на зоны и к строительству новых дорог. Институт же начал разрабатывать общую концепцию города, а планирование стало системным непрерывным процессом.

В 1971 году 33-летний Лернер, уже побывавший на посту президента института, был назначен мэром Куритибы и начал воплощать свои проекты в жизнь. Он видел будущее в развитии общественного транспорта и одновременно в расширении зеленых и пешеходных зон. Первые экспрессы по выделенным проспектам Лернер запустил в 1974-м. По тем временам решение было революционным. Куритиба стала моделью, по которой создавалась система общественного транспорта в Боготе, Сантьяго, Мехико, Лос-Анджелесе, Сеуле и многих других городах мира.

Единственное, что не удалось скопировать практически никому, — та регулярность, с которой ходят автобусы: в рабочий день интервалы составляют 1–3 минуты. И хотя экспрессы в Куритибе далеко не новые, а дороги слегка разбитые, жители, которые пользуются общественным транспортом каждый день, довольны, потому что всегда могут вовремя и быстро доехать до работы и учебы.

Правда, население Куритибы с 1970-х увеличилось почти втрое, выросло и количество личных автомобилей. Автобусы, которые когда-то решали проблему транспорта в городе, стали помехой для автовладельцев.

— Мне нравится пользоваться автобусами, — говорит Маурелиу, житель пригорода, — они действительно быстрые, хотя иногда бывает многовато народу. Кажется, пора строить метро. До Куритибы мне удобнее добираться на машине, а в городе приходится оставлять ее на стоянке, иначе рискуешь попасть в пробку. Таксисты многие тоже на пробки жалуются, говорят, что наша транспортная система отжила свое.

Мне показалось, что Маурелиу преувеличивает и по части отжившей транспортной системы, и по части заторов. Я так и не увидела ни одной дорожной пробки, по крайней мере в нашем понимании.

НЕПРЕРЫВНОСТЬ ПАРКОВ

Стеклянную теплицу ботанического сада путеводители сравнивают с Хрустальным дворцом в Лондоне. Пожалуй, до дворца ей далековато, но в зеленом ухоженном саду теплица выглядит очаровательно. Рядом — озеро с черепахами и огромными карпами. По берегу бродят белые цапли, тут же сидят лесные утки. Позже я поняла, что так устроены все парки города: каждый — своего рода заповедник, где сохраняются флора и фауна региона. В парке Баригуи, например, обитает колония капибар, ставших его достопримечательностью. Проехавшись днем на туристическом экспрессе по городу, я убедилась, что он со всех сторон утопает в зелени: ботанический сад, парки Тингуи, Тангуа, Баригуи, Педрейрас — огромные зеленые пространства плавно перетекают одно в другое.

Сегодня в Куритибе на каждого жителя приходится 64,5 м2 зеленых насаждений. Причем в расчет не идут газоны и водоемы, только древесные массивы площадью не менее 100 м2. (Для сравнения: в Москве около 20 м2, в Санкт-Петербурге до 16 м2 зеленых территорий общего пользования на человека.) В 1971-м, до прихода Лернера к власти, на каждого горожанина приходилось всего полметра зелени, хотя население было втрое меньше. «Деревья подарят нам тень, если мы дадим им воду» — под таким девизом началась программа озеленения. Горожане сами поливали растения на улицах. Было посажено более миллиона деревьев благодаря экономии на ирригации.

Если деревья Лернер доверил людям, то газоны — овцам породы суффолк. Сэкономив на газонокосилках и бензине, мэр одновременно позаботился об экологии, вспомнив старый добрый способ поддержания растительности в порядке. В 1980-х кудрявые «работники» появились в парках Баригуи, Сан-Лоренсу и Игуасу (к слову сказать, в Париже только в прошлом году начали прибегать к помощи овец). «Трудятся» овцы не каждый день — у них, как и у людей, есть выходные и праздники. К тому же большое количество гуляющего в парке народу, по мнению служащих, может навредить деликатной нервной системе животных. Правда, при Лернере овцы людей не боялись и паслись на газонах каждый день на радость детям.

Среди прочих экологических достижений команды Лернера было избавление города от мусора. Поскольку в бюджете Куритибы не хватало денег на строительство комплексов по сортировке отходов, мэр решил, что можно обойтись и без больших инвестиций, если договориться с людьми. В 1980-м началась образовательная кампания в школах: детям говорили, что мусор нужно разделять, чтобы потом его можно было переработать. Дети, в свою очередь, объясняли это родителям, и те, не желая выглядеть дикарями перед чадами, стали проявлять сознательность. В фавелах (районах трущоб), где мусоровоз зачастую не мог даже проехать, запустили программу по обмену мусора на продукты первой необходимости и проездные билеты на месяц. Тогда это спасло город от обилия жестянок, пластика и бумажек. Сегодня 70% мусора разделяют и перерабатывают, но если в жилых одноэтажных кварталах чисто, то этого не скажешь о районах, расположенных ближе к центру и вокзалам.

БРАЗИЛЬСКАЯ ЕВРОПА
Гуляя по ухоженным улочкам рядом с городскими парками, повсюду видишь влияние европейской архитектуры: то португальские изразцы, то германские фахверковые балки. Для местных властей и СМИ это до сих пор служит поводом называть столицу штата Парана бразильской Европой.

Город в XVII веке основали португальцы, а во второй половине XIX он стал местом расселения иммигрантов из Европы: сюда приехало много итальянцев, немцев, поляков, русских, украинцев и белорусов. В XX веке в Куритибу устремились евреи, спасавшиеся от нацистов. Жайми Лернер родился в семье беженцев из Польши.

Чтобы подчеркнуть связь с европейской культурой, около 20 лет назад в Куритибе были открыты Португальский культурный центр, Итальянские ворота, Немецкий лес, Польский лес и Мемориал украинским иммигрантам.

Сегодня европейское происхождение не особо считывается в облике города. В историческом центре, на площади Ларгу-да-Орден — главной туристической достопримечательности Куритибы, отреставрированной в 1973 году, — старинные торговые дома с яркими фасадами соседствуют с заброшенным зданием, сквозь стены которого уже пробился папоротник. Со смотровой площадки за старыми церквями в одну сторону открывается вид на благоустроенные улицы, а в другую — на здание музея, изуродованное черными каракулями. Как рассказал мне сержант Мейра, следящий за порядком на Ларгу-да-Орден, лет 15 назад Куритиба была совсем другой: ни уродливых надписей, ни бродяг, по городу можно было гулять в любое время суток. «Днем вам и сейчас не о чем беспокоиться. А вот вечером и ночью в центре не обходится без проблем. Я уже тридцать лет работаю в военной полиции и скажу откровенно: поддерживать безопасность становится все сложнее, и чем больше растет город, тем хуже обстановка в центре».

Что до иммигрантов, то в современную Куритибу едут в основном люди из бедных регионов Бразилии, из Китая и стран Латинской Америки. На площади Тирадентиса выходцы из Боливии продают корзины из крашеной соломы. Возможно, это их дети встретились мне и на вокзале: девочка выпрашивала деньги у кассиров в билетных кассах — все закрывали окошки в ответ. Горожане поговаривают, что из-за приезжих Куритиба меняется не к лучшему: работу могут найти не все, а воровать и попрошайничать получается у многих.

НОСТАЛЬГИЯ ПО МЭРУ
Оранжевое такси везло меня на улицу Бом-Жезус, в тот самый Институт исследований и планирования городской среды, где в 1970–1980-е годы создавали Генеральный план развития города. По этому плану и провели многообещающие реформы, не получившие продолжения в наши дни.

Водитель такси ругался: «В институте вам такого не скажут, но идеальная Куритиба закончилась лет двенадцать назад! Все, что вы видите вокруг хорошего: чистые жилые районы, удобный общественный транспорт, парки — все это было создано благодаря Жайми Лернеру. Он был мэром три срока, двенадцать лет: люди переизбирали его, потому что ему многое удалось сделать. Это вам не современные политики! Ничего-то они не могут, потому что думают каждый о своих интересах. А Жайми Лернер был архитектором и умел смотреть в будущее. Он в городе видел систему! Поэтому до сих пор созданное им хорошо работает. Важно, чтобы над городом трудились профессионалы, а не политики!»

На прощание он пожелал удачи, но предупредил, что вряд ли в сегодняшнем институте планирования меня чем-то удивят.

Выйдя из такси, я оказалась в по-домашнему уютном зеленом квартале. Тихие улочки, аккуратный газон с лавочками вокруг, в центре — чудное дерево с плодами, похожими на огурцы. Где же институт? — интересуюсь у прохожих. «Да вот же он!» — указывает седой старичок на небольшие ворота с навесом, возле которых над цветами порхает колибри. За воротами сад с почти дачными домиками, на деревьях кричат попугаи.

СИСТЕМА ВЗГЛЯДОВ
Город-черепаха,
или 9 принципов Лернера

1 Город не так сложен, как его пытаются нам преподнести продавцы сложностей.

2 Иногда городу нужна акупунктура: локальные изменения, быстрые «уколы», которые придадут ему жизненных сил.

3 Город должен расти по плану и быть многофункциональным: так, чтобы рядом были работа и учеба, торговые, культурные и спортивные центры.

4 Хороший город подобен черепахе: это дом, работа и возможность передвигаться.

5 Транспорт — это такая система, которая позволяет жить и работать в городе. Он не может быть сам по себе.

6 Надо сократить количество машин, чтобы было больше пространства для людей. Общественные места — это главное, ради чего люди и живут в городах.

7 Элитные дома для богачей нерациональны. Чем выше стены, за которыми они хотят спрятаться, тем больше шансов, что у выхода кто-то будет поджидать их с недобрыми намерениями. Нужно, чтобы разные люди с разным достатком жили в одном пространстве. Это и есть настоящая безопасность.

8 Многие жалуются, что город слишком большой, а денег слишком мало. Надо решать проблемы, используя то, что имеешь.

9 Нужно, чтобы горожане чувствовали уважение к себе, и в ответ они будут сознательно и ответственно относиться к городу.

Фото: Corbis/All Over Press

Меня встретил Жоэлсон Луис ду Эспириту Санту — руководитель административно-финансового отдела. Он тепло говорил о горожанах и сожалел, что иностранцы всегда думают только о Рио-де-Жанейро, а ведь в Куритибе намного лучше. Видно, что работу свою он любит и верит в миссию института. Жоэлсон рассказал, что много лет назад здесь был подготовлен проект метро, но воплотить его в жизнь не удалось:

— Горожане давно ждут метро, но после ухода Лернера наш институт утратил влияние. Сейчас его роль выросла, мы вновь можем принимать важные решения. Первая линия метро будет построена уже к 2017 году, несмотря на то что в бюджете города нет необходимых денег. Но ведь всегда можно найти умный выход! Лернеру это удавалось в свое время, вот и мы придумали, как решить проблему: метро построит частная компания на свои средства и будет 35 лет получать доходы от продажи билетов, после чего мет ро перейдет в собственность города.

— А как же знаменитые автобусы?

— Там, где пройдут линии метро, их уберут — тогда будет больше места для автомобилей. Автобусы — это хорошо, но если жители хотят больше комфорта в автомобиле, мы должны это учитывать. Плата за метро и автобус будет единой, так что общественный транспорт только выиграет.

Напоследок Жоэлсон сказал, что, по его мнению, в Куритибе все хорошо, вот только погода все время меняется…

Покинув институт и пройдя несколько кварталов, я наткнулась на плакаты «Куритибе не нужно метро!».

А ТЕПЕРЬ — ФУТБОЛ
Если мнения жителей Куритибы о необходимости метро расходятся, то чемпионат мира по футболу вызывает единодушное неприятие — о нем никто не сказал ничего хорошего. Жители считают, что от этого события город не получит никакой пользы.

— Выиграет только местный клуб «Атлетику Паранаэнсе», а нам — проблемы с транспортом из-за проводимых работ! — возмущаются одни.

— Деньги, которые пошли на подготовку к чемпионату, могли быть использованы для больниц и школ. Куритиба не футбольный город, в будущем все траты окажутся бесполезными, — считают другие.

Местное издание Gazeta do Povo опубликовало результаты общественного опроса: 62,2% горожан были против проведения ЧМ-2014 в Куритибе. Здесь другие идеалы: люди хорошо помнят, что даже небольшие деньги могут принести пользу для города, если направить их в нужное русло.

Бывший мэр Жайми Лернер солидарен с жителями: «Города создаются для людей, а не для чемпионатов. По правде говоря, Бразилия слишком раболепствует перед ФИФА, ведь самая большая проблема — это не стадионы. У нас полно стадионов. Проблема Бразилии — это отсутствие качественных услуг по авиагрузоперевозкам и нормальной транспортной системы в городах».

Лернер удалился от политики, но продолжает свои разработки по созданию «умной» городской среды. Основанная им в 2003 году Ассоциация архитекторов помогает городам мира с разными бюджетами решать их проблемы. Бывший мэр Куритибы, как и прежде, считает, что главной городской достопримечательностью должно быть качество жизни.

Что нужно сделать в Куритибе

УВИДЕТЬ лучшие места города, прокатившись на двухэтажном туристическом экспрессе (29 реалов).

СЪЕСТЬ традиционное блюдо штата Парана барреаду — мясо, тушенное в горшочке с маниоковой мукой, — в ресторане Dona Natalia (от 22 реалов).

ВЫПИТЬ натурального домашнего сока из белого винограда (от 12 реалов за стакан).

ЖИТЬ в лучшем отеле города Four Points by Cheraton Curitiba (от 330 реалов).

ПЕРЕМЕЩАТЬСЯ на знаменитом скоростном автобусе (1,5 реала за поездку).

КУПИТЬ в подарок фарфоровое сердечко с изображением араукарии (7 реалов), для себя — вкусные, похожие на кедровые орешки, семена араукарии (10 реалов).

 

 

 

 

 

Источник: www.vokrugsveta.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Куритиба-город потерянных идей