Они сражались за Родину: 7 любимых актеров-фронтовиков

К 73-летию Победы в Великой Отечественной войне вспоминаем о фронтовиках, которые после войны стали звездами отечественного кинематографа.

Владимир Этуш

6 мая 2018 года Владимир Этуш, героически защищавший родину от фашистских оккупантов в 1941—1943 г.г., отпраздновал 96-й день рождения (хотя по паспорту актеру 95 — при рождении мать изменила ему год рождения с 1922 на 1923-й, чтобы сын пошел в армию позже — Прим. ред.). На фронт начинающий артист попал прямо из «Щуки», куда он был зачислен вольнослушателем в 1940-м.

Несмотря на бронь, которая была у всех студентов училища, 16 октября 1941-го Этуш пошел в военкомат и написал заявление с просьбой отправить его добровольцем на фронт. «Юношеский порыв, о котором я ни разу не пожалел», — вспоминает Владимир Абрамович.

Благодаря хорошему знанию немецкого языка девятнадцатилетний Владимир окончил четырехмесячные курсы военных переводчиков и начал подготовку к службе в разведке. Однако забрасывать ценного бойца в тыл врага передумали, и Этуш попал в стрелковый полк, где служил сначала переводчиком в полковой разведке, а затем стал оперативным помощником начальника штаба.

Владимир Абрамович принимал участие в боевых действиях в Осетии, в горах Кавказа, участвовал в обороне ингушского города Малгобек, а также в освобождении Ростова-на-Дону и Украины. В 1943 году во время боя под украинским городом Токмаком Этуш был тяжело ранен. После госпиталя он получил вторую группу инвалидности и был комиссован. Спустя год актер вернулся на четвертый курс Щукинского училища.

За всю свою жизнь он почти не снимался в фильмах о войне. «Наверное, потому, что там я пережил самые страшные дни, — говорит Владимир Абрамович. — Никакой спектакль не способен передать весь ужас того времени. Мы голодали, тащили на себе раненых, ночами без сна выслеживали врага. Кстати, под Ростовом я понял, что ресурсы человеческого организма беспредельны… Сколько раз я должен был на фронте погибнуть, не передается исчислению».

Актер говорит, что война часто снится ему и сейчас. И не скрывает, что из всего множества воинских отличий самым дорогим для него является орден Красной Звезды — награда, полученная за боевые заслуги.

Юрий Никулин

Юрий Никулин (1921—1997) прошел две войны: советско-финскую и затем Великую Отечественную. Сразу после окончания школы 18-летнего парня призвали в армию и отправили служить в 115-й зенитно-артиллерийский полк, который в 1939—1940 гг. охранял воздушные подступы к Ленинграду.

А когда фашисты напали на СССР, Никулин вместо демобилизации продолжил службу, оставшись под Ленинградом. «Первого убитого при мне человека невозможно забыть, — вспоминал актер. — Мы сидели на огневой позиции и ели из котелков. Вдруг рядом с нашим орудием разорвался снаряд, и заряжающему осколком оторвало голову. Сидит человек с ложкой в руках, а верхняя часть головы срезана, как бритвой, начисто».

В 1943 году Юрий подхватил воспаление легких и был отправлен в госпиталь. А поправившись, вернулся на фронт — в 72-й отдельный зенитный дивизион под Колпино, где и встретил победу. В 1946-м Никулин был демобилизован в звании старшего сержанта. За заслуги в боевых действиях Юрий Владимирович был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

Разговаривать на тему своего фронтового прошлого Никулин не любил. Однако в его творческой копилке, где выделялись преимущественно комедийные роли, все же есть две особенные военные киноработы: киноэпопея «Они сражались за Родину» (1975) режиссера-фронтовика Сергея Бондарчука, и, конечно, знаменитый фильм Алексея Германа «Двадцать дней без войны» (1976), сценарий к которому написал Константин Симонов.

Кстати, именно Симонов и выбрал Никулина на главную роль. Однако предложение сыграть военного журналиста Василия Лопатина встретило ожесточенное сопротивление актера, которого ранили любые воспоминания о войне. В итоге между ними состоялась долгая беседа, в ходе которой сценаристу все-таки удалось убедить Юрия Владимировича, что лучше него, пережившего войну, эту роль не сыграет никто. И получился кинохит на все времена.

Анатолий Папанов

Анатолий Папанов (1922—1987) был призван армию в августе сорок первого. Начинающего актера, к тому моменту уже сыгравшего несколько ролей, отправили сразу на передовую. За год он дослужился до старшего сержанта, стал командиром взвода зенитной артиллерии.

Однако уже в марте 1942-го в бою под Харьковом авиабомба уничтожила почти всю их зенитную батарею — из сорока человек выжили только двое. «Я осмотрелся — рядом огромная земляная воронка, и кругом лежат убитые товарищи. Никого живого», — вспоминал артист, который после той бомбардировки был тяжело ранен в ногу.

Анатолий Дмитриевич рассказывал, что, очнувшись, не чувствовал ноги, будто ее оторвало. Раненного Папанова вскоре нашел санитар. Ранение было очень тяжелым, но, к счастью, сильно изуродованная нога актера осталась почти цела: врачи ампутировали только два пальца.

Ему по-настоящему повезло, ведь в то страшное время при подобных ранениях, чтобы не началась гангрена, могли не то что пальцы — всю ногу отнять. После шести месяцев в госпитале 21-летнего Папанова признали негодным к продолжению службы в армии, он получил инвалидность третьей группы.

Но от мечты стать актером Папанов не отказался. Поступать на актерский факультет в ГИТИС он пришел на костылях — и пообещал комиссии, что быстро научится ходить нормально. Конкурс среди мужчин в том время был небольшой, и фронтовика зачислили сразу на второй курс.

Несмотря на то, что фронтовые годы оставались незаживающей раной, Папанов считал, что рассказывать о страшной войне и великом подвиге русских людей просто необходимо. Анатолий Дмитриевич охотно делился воспоминаниями о сороковых-пороховых и снялся во множестве военных картин, многие из которых стали очень любимы зрителями.

Среди популярнейших киноработ артиста о Великой Отечественной войне: ленты «Живые и мертвые» (1964), «Возмездие» (1967), «Служили два товарища» (1968) и «Белорусский вокзал» (1970).

Сергей Бондарчук

Когда началась война, Сергей Бондарчук (1920—1994) уже играл в труппе Театра Красной Армии в Грозном. Однако летом 1941-го его призвали на фронт, он воевал под Грозным, Армавиром, Моздоком. Сергей Федорович прошел всю войну солдатом, был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Супруга режиссера Ирина Скобцева, вспоминает, что во время войны ее мужа особо потряс один случай: «Была страшная фугасная атака на Грозный. Казалось, что земля горит и железо плавится. Стоял жуткий запах горелого человеческого мяса. Сергей укрылся в окопе, который в любую секунду мог стать его могилой. Неожиданно к краю окопа подошла собака, опаленная, в язвах, с перебитым хвостом. «Сейчас точно набросится», — решил Сережа. Они встретились глазами и долго-долго смотрели друг на друга. Взгляд этой собаки, полный ужаса, Сергей Федорович запомнил на всю жизнь».

Бондарчук демобилизовался только в январе 1946 года. Затем он поступил во ВГИК на актерский курс к Сергею Герасимову, а спустя годы снял немало гениальных лент о войне, среди которых особо выделяются культовые фильмы «Судьба человека» (1959) и «Они сражались за Родину» (1976), снятый по одноименному роману Михаила Шолохова (вместе с Бондарчуком в нем сыграли и еще два актера-фронтовика: Юрий Никулин и Иннокентий Смоктуновский)

Немногие знают, что после выхода картины режиссер зарекся снимать фильмы о Великой Отечественной войне. И вот почему. К 30-летию победы на фашизмом министр обороны СССР Андрей Гречко заказал режиссеру фильм по собственным мемуарам «Битва за Кавказ», но Бондарчук на свой страх и риск решил экранизировать книгу Шолохова.

После показа фильма маршалу Гречко и высшему генералитету СССР на Бондарчука посыпались упреки от генералов. «Обвиняли меня в следующем: «И офицеры не так показаны, и солдаты, и не награждены герои в финале фильма». То есть, претензии предъявляли самые разнообразные и противоречивые, и в итоге Гречко передал мне длинный, убийственный список поправок, которые я обязан был сделать. Вышел я оттуда черный. И дал себе зарок — никогда больше фильмов о войне не снимать. В итоге фильм вышел не к 30-летию Победы, а к 70-летию Шолохова», — рассказывал легендарный режиссер.

Леонид Гайдай

В 1941 году Леонид Гайдай (1923—1993) был признан непригодным к военной службе: худого, долговязого парня, склонного к туберкулезу, которым он впоследствии все-таки заболел, не взяли ни в один род войск. Получив отказ, несостоявшийся доброволец устроился рабочим сцены в Иркутский театр — открывал и закрывал занавес, устанавливал декорации.

В феврале 1942-го Гайдая, который к тому времени наизусть выучил все спектакли, все-таки призвали и направили служить в Монголию. Затем Леонид Иович попал в училище, по окончании которого ему присвоили сержантское звание и направили на Калининский фронт в разведку.

«Оказавшись на фронте, он первым делом вступил в партию — чтобы его ставили в первые ряды и, если будет тяжелый бой, застрелили, — вспоминает вдова Леонида Гайдая Нина Гребешкова. — Ну дурак был! Другие как-то хитрили, старались себя сберечь. А Гайдай — всегда грудью вперед! К счастью, судьба его сохранила».

В декабре 1942-го в боях за деревню Енкино Гайдай совершил подвиг: забросал гранатами огневую точку противника, уничтожил трех немцев и захватил пленных. За этот геройский поступок храбрый сержант был награжден медалью «За боевые заслуги».

Однако уже в следующем году война для Гайдая закончилась: во время спецоперации по захвату «языка» он подорвался на противопехотной мине. В госпитале будущего режиссера готовили к ампутации ноги, в которой глубоко засели множественные мелкие осколки.

«Не надо, не отрезайте. Я хочу быть актером, а безногих актеров не бывает!», — убеждал врача Гайдай. К счастью, ногу удалось сохранить, но Гайдая всю жизнь потом мучили страшные боли: до самых последних дней выходили засевшие в ноге осколки.

После госпиталя Леонид Гайдай был признан негодным к дальнейшему прохождению воинской службы, получил инвалидность 2-й группы. Вернувшись в Москву, он поступил на режиссерский факультет ВГИКа и спустя годы снял десятки киношедевров, в некоторых из которых он использовал свой личный армейский опыт.

Так, один из реальных моментов службы в Монголии он адаптировал в свою комедию «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» — в эпизод на стройке с крылатой фразой «Огласите весь список, пожалуйста» (новелла «Напарник»). Прототипом стал этот случай: однажды в часть, где служил Гайдай, приехал военком для набора пополнения в действующую армию. На вопрос офицера: «Кто в артиллерию?» — Гайдай ответил: «Я!». Так же он отвечал на другие вопросы: «Кто в кавалерию?», «Во флот?», «В разведку?», чем вызвал недовольство начальника. «Да подождите вы, Гайдай, — сказал военком, — Дайте огласить весь список».

Кстати, именно Леонид Иович открыл для кино комедийный талант Юрия Никулина, снимая друга-фронтовика много раз в своих фильмах. Как и Никулин, Гайдай не слишком любил вспоминать о пережитом. И фильмов на тему Великой Отечественной войны не снимал.

Владимир Басов

Ходят слухи, что Владимир Басов (1923—1987) приписал себе год, чтобы пройти по возрасту и попасть добровольцем на фронт. А вскоре после начала службы будущий актер стал лейтенантом — благодаря невероятному случаю.

В 1941-м артиллерийская часть, где нес службу Владимир Павлович, сражалась под Химками. Басов отстреливался до последнего снаряда и остался в живых — единственный из всей батареи. Генерал, приехавший на передовую, настолько удивился стойкости бойца, что представил его к званию и поручил следить за полковым хозяйством.

Вскоре Басов организовал художественную самодеятельность, провел более 150 выступлений на передовой. В 1943 году за образцовое исполнение обязанностей на должности начальника клуба бригады он был награжден медалью «За боевые заслуги».

В 1945-м Владимир Павлович во главе штурмовой группы обеспечил захват опорного пункта немецкой обороны, в бою был контужен. За этот подвиг старшего лейтенанта наградили орденом Красной Звезды. Ему прочили блистательную военную карьеру, но он выбрал мечту детства — кинематограф.

После победы на фашистами, капитан Басов подал рапорт о демобилизации, но генерал отказался его подписывать: «Не подпишу. Хочу направить тебя в Военную академию, через пару лет сам наденешь генеральские погоны, у тебя есть к тому все способности». Чтобы получить одобрение начальства на демобилизацию, ему пришлось «откупиться»… живописью.

Услышав, что Басов чуть ли не с детства мечтает стать режиссером, генерал сказал ему: «Ну, так и быть! Ты же рисуешь? Вот и нарисуй портрет моей жены. Если мне понравится, отпущу». Басов написал генеральше настоящий парадный портрет маслом. Генерал пришел в восторг от полотна и не стал препятствовать таланту.

Кстати, именно Владимир Басов снял культовый четырехсерийный фильм о Великой Отечественной войне «Щит и меч», в котором ролью Генриха Шварцкопфа блестяще дебютировал в кино Олег Янковский. А сам режиссер сыграл в этом проекте роль советского разведчика «Бруно».

Зиновий Гердт

В июне 1941 года Зиновий Гердт (1916—1996) ушел добровольцем на фронт. После специальных краткосрочных сборов в военно-инженерном училище 25-летний театральный актер был направлен на Калининский, а затем — на Воронежский фронт, где командовал саперной ротой.

Артист проходил службу в должности начальника инженерной службы 81-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии, где дослужился до звания старшего лейтенанта, выступал на концертах художественной самодеятельности, и был не раз награжден.

В феврале 1943 года под Белгородом, при разминировании минных полей противника для прохода советских танков, Гердт был тяжело ранен в бедро осколком танкового снаряда.

«С опушки леса санинструктор 19-летняя Верочка Веденина видела, как нас с комиссаром полка ранило, — вспоминал Зиновий Ефимович. — Под вражеским огнем она тащила меня на плащ-палатке четыреста метров до леса. Она была белая от изнеможения… Обстановка на фронте была столь тяжелая, что в госпиталь невозможно было доставить тяжелораненого. Младшего лейтенанта восемь баб тащили от деревни до деревни. Это была чудовищная эпопея».

Невероятными усилиями актера все-таки доставили в госпиталь, однако вылечить сильно поврежденную ногу от гангрены долго не удавалось — после десяти неудачных операций, проведенных в течение года, врачи задумались об ампутации.

Однако актеру дали последний шанс, который и оказался для ноги спасительным — успешную одиннадцатую операцию сделала ведущий хирург Боткинской больницы Ксения Максимилиановна Винцентини, жена конструктора Сергея Королева.

Правда, цена спасения ноги от ампутации оказалась дорогой — ее пришлось укоротить аж на восемь сантиметров. В 1944-м Герда перевезли в Москву. После госпиталя он получил инвалидность 3-й группы и стал на всю жизнь хромым.

«В общей сложности я пролежал в госпитале четыре года, — рассказывал актер. — Выпускали несколько раз, на костылях, а потом я возвращался, потому что только-только начинающее срастаться опять обламывалось. Окончательно я вышел в 47-м».

Война сохранилась в памяти Гердта на всю оставшуюся жизнь. Сначала Зиновий Ефимович думал, что хромота закрыла ему дорого в актерство, однако уже в 1945-м он устроился в Центральный театр кукол под руководством С. В. Образцова, где проработал до 1982 года.

За свою творческую карьеру Зиновий Гердт сыграл множество ярчайших ролей более чем в 70 кинолентах, однако фильмов на тему Великой Отечественной войны среди них практически нет.

 

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Они сражались за Родину: 7 любимых актеров-фронтовиков